Чат с покойником.

Три девушки перед ноутбуком обсуждали поздно вечером что-то волнительное и будоражащее.
— И сколько ему лет? Арин, ты спятила, это слишком большая разница в возрасте. Три года, или четыре – это нормально, а пять это уже звоночки.
— Да лаадно, Настён. Брэду Питту пятьдесят три, а Анжелине Джоули сорок один…А Алле Борисовне…
— …А Алле Борисовне дай бог здоровья, но это совершенно другое. Арине двадцать один. Когда ему было двадцать один – ей было шестнадцать. Когда ему было шестнадцать, ей было одиннадцать. Одиннадцать, понимаешь? Она играла в куклы, а он бухал на выпускном.
— Да лаадно. Арин, сама-то что думаешь по поводу разницы в возрасте?
Арина задумчиво посмотрела на монитор: на экране была открыта страница молодого человека «Вконтакте».
— Не знаю, Свет…Думаю…Думаю, что меня это возбуждает.
— ООО, вот это поворот. Дай сюда мышку. А что он слушает? Фуу, русский рэп. Он что рэпер?
— У него там разная музыка…
— Он же не из этих…
Настя выпятила губы и начала размахивать перед собой руками.
— Эй йо, чикарап, чика. Чекай мой забойный флоу, йоу.
— Да лаадно, Насть. Как-будто ты не слушаешь Тимати.
— Тимочка – это другое. Тимочка красивый.
— Раз заговорили о рэперах, чем тебе не нравится Каста?
— Каста старые. Ну есть у них несколько песен…Вот эта про ревность. Но они старые, а Тимочка красивый.
— Хамиль из Касты очень даже ничего. Он, как это называется… «Импозантный».
— Прекратите, девочки. Я позвала вас, чтобы посоветоваться.
— Да что тут советоваться. Давай посмотрим «Инстаграм».
Девушки непроизвольно придвинулись ближе к монитору.
— Да лаадно, и сразу фоточка в трусах. Он что морж, в проруби купается? Ему надо в зал походить. У меня бывший попил три месяца гейнер, и сразу стал мужественным…
— Олег что ли? Почему тогда ты его бросила?
Света выставила перед собой руку и стала разглядывать макияж.
— У нас произошёл конфликт интересов.
— Да зачем мне раскаченный бройлер. Видно же, что занимается немного, Свет. Можно и вместе в зал пойти.
— Арина, а где его пресс? Если мужик в его возрасте не смог накачать себе пресс кубиками, значит он или ленивый, или алкаш…Смотрим дальше.
— Таак, тут мы в заведении…Тут снова в заведении…Ну девочки с ним красивые, и заведения неплохие.
— Да, мы с Олегом ходили однажды во «Фрэндс», там отличная атмосфера. Я слышала, что когда приезжали «Prodigy», они ходили именно во «Фрэндс».
— Это уровень, согласна…И снова в заведении…А вот и концерт «Prodigy»…
Настя округлила глаза, многозначительно посмотрела на подруг и щёлкнула пальцами.
— Машина. У него нет машины. Я не вижу ни одного фото с машиной. Он что, нищеброд?
— Насть, у меня отец в тридцать три за руль сел, и что такого.
— Ты спрашивала про машину?
— Да мне как-то стыдно спрашивать такое…Он говорил, что с девушкой жили, квартира в ипотеку…А про машину…
— Обязательно спроси у него. Ну как бы ненавязчиво. Типа, «слушай мы с подругой застряли в сугробе на Богдашке, можешь подъехать, толкнуть нас?». Стоп, он рассказывал тебе про бывшую?
— Ну как бы вскользь.
— Дзынь-дзыынь. Звоночки, Арина, звоночки. Я читала в журнале, что когда парень говорит тебе про бывшую…
— Стой, он прислал сообщение…
— Не отвечай! Не вздумай отвечать!
— Почему?
— Нужно выдержать паузу. Хотя бы полчаса. Иначе он подумает, что ты легкодоступная. Моя подруга Таня, она старше нас, выдерживает между каждым сообщением два часа. Она называет эту тактику «Привет, два часа, как дела».
— Ладно, пойду поставлю чайник.
***
Арина сидела в кофейне перед ноутбуком, то и дело переводя взгляд с входной двери на время в правом верхнем углу монитора. Наконец вздохнула, достала айфон и набрала номер из телефонной книги.
— Насть…Насть, он не пришёл, что делать?
На другом конце провода приглушенно звучали голоса из популярного реалити-шоу.
— Набери его, может в пробке. Ты спросила про машину?
— Да, спросила. Учится на права, летом сядет за руль. Уже час прошёл, я набрала ему, номер недоступен.
— Ууу, милая, так он тебя кинул.
— Как кинул?
— А вот так. Видимо хочет приручить. Не вздумай больше звонить ему, оборви все контакты. Стань холодной и неприступной.
У Арины заблестели глаза.
— Насть…Ну почему? Мы же нормально общались…Это должно было быть наше первое свидание…
— Подруга, тебе нужно привыкнуть к мысли, что все мужики козлы. Исключений не бывает. Бывают козлы в большей степени, бывают в меньшей. Ни в коем случае не бери трубку, когда он позвонит. Вот увидишь, полетят смски: «Ариночка, я так хотел, но меня срочно вызвали на совещание, бла-бла-бла…» Бред. Не верь ни одному слову. Он проверяет, можно ли ездить тебе по ушам. Откуда ты знаешь, может у него любовница. А может жена и трое детей. И вот он нашёл красивую малолеточку, присел ей на уши, стал писать «Вконтакте»…
У Арины по щекам потекли слёзы.
— Мы же с утра с ним списались, договорились о месте и времени, обменялись телефонами. Мы так мило общались, я чувствовала себя так легко…
— Это напускное. Думаю, ему нужна только постель. Поэтому он мило лицемерил, а теперь начинается первый акт печальной пьесы: он хочет сделать тебя безвольной козочкой, которая будет всюду скакать за ним и выполнять все его прихоти…Но я знаю, как мы должны поступить. Мы позовем Жоржа.
Арина вытерла слезы и еще раз с надеждой посмотрела на входную дверь.
— Жору? Зачем?
— Мы организуем фотосессию с Жоржем, ничего такого, но вызывающую ревность. Вот увидишь, этот козёл сразу покажет свое истинное лицо. Начнет писать тебе разные мерзости, обзывать шалавой…
— Я не хочу, чтобы кто-то обзывал меня шалавой…Он даже «Вконтакте» с утра не заходил. Слушай, может что-то случилось?
— Случилось. Конечно случилось. Случилось то, что этот козёл втянул тебя в свою грязную игру, а ты, наивная дурочка, развесила уши…Ишь ты, за руль он собрался этим летом садиться…
— Слушай, да при чём тут…Я позвоню еще раз.
— Не вздумай! Слышишь, не вздумай! Я прочитала миллион статей в журналах, где девушки оставались обманутыми такими козлами…Сейчас ты пойдешь домой, добавишь его везде в чёрный список, выдержишь паузу в несколько дней. А на выходных мы организуем фотосессию с Жоржем, и всё встанет на свои места. Вот увидишь.
— Слушай, я…
— Арина, сколько мы дружим?
— Пять с половиной лет…
— А сколько ты его знаешь?
— Два месяца…
— Иди домой, и не вздумай реветь, он этого недостоин.
***
— Давай, выкладывай…Он зашёл в «ВК»?
— Нет, не заходил с того самого дня…Не знаю, нужно ли…
Света заговорщицки приблизилась к Арине, Настя стояла рядом и неодобрительно мотала головой.
— Да выкладывай, ты чего…По-любому он заходит к тебе на страницу анонимно. Сейчас увидит эти фото и жди смс…
— О, Аринка, у тебя Сонька четвёртая? А есть GTA?
— Жора, тщщщ…
— Замолчи, Жора…
— Ладно-ладно. Вообще-то вы сказали, чай с тортом пить будем.
— Вообще-то, Жора, когда девушки приглашают парня на чай с тортом, торт должен купить парень.
Жора развел руками, глядя на девушек, потом покачал головой.
— Короче я пошел. Какие-то вы…Перенапряженные.
— Давай. Я закрою за ним, Арин.
Света встала, проводила парня в коридор, потом вернулась.
— Ну что, вышел? Написал?
— Нет. Ждём.
На айфоне Арины прозвучал звуковой сигнал нового сообщения, Настя удовлетворенно улыбнулась.
— Ну вот. Начинается.
— Пришло сообщение, что он снова в сети. Я позвоню…
— Не вздумай! Арина, не вздумай делать ни одного шага навстречу…
— Это всё зашло слишком далеко. Я звоню.
Девушки переглянулись, Света прикрыла глаза рукой.
— Да, здравствуйте…Меня зовут Арина, я подруга, а что…
Арина, не моргая, смотрела в одну точку.
— Как автокатастрофа…И что…
Арина прикрыла рукой рот.
— Это ужасно…Я…Я соболезную Вам…Извините, я перезвоню позже.
Арина положила трубку и растерянно посмотрела на подруг, в ее глазах застыло отчаяние.
— Он ехал в тот день на такси и попал в аварию…Теперь в коме, врачи говорят, что шансов мало…Нужно поехать к нему…
— Да лаадно…
Арина встала с дивана, Настя тут же подскочила к ней и силой усадила обратно.
— Ты что? Ты куда собралась? Вы же ни разу не виделись.
— Насть, мы общались в интернете…Мы отлично общались в интернете. И авария произошла в день первого свидания. Я обязана навестить его.
— А если он не выживет? Или выживет, но станет овощем? Зачем он тебе нужен такой?
Света одобрительно кивала в стороне.
— Я тоже так считаю. Раз у вас ничего не началось, нет повода для беспокойства. Подумаешь, чат «Вконтакте». Ничего серьёзного.
Арина в растерянности переводила взгляд с одной подруги на другую.
— Да как же ничего серьёзного. Я только что говорила с его мамой…Это автокатастрофа, девочки, это очень серьёзно.
— Ариночка, ты красивая, молодая, талантливая девочка, зачем тебе этот полутруп?
— Поддерживаю. А в аварию он попал почему? Потому что. У него. Нет. Машины.
Арина непонимающе посмотрела на подруг, опустила взгляд. Потом решительно подскочила с дивана.
— Девочки, знаете что? Иди вы нах*й.
— ЧТООО?
Настя и Света удивленно переглянулись.
— Идите. Нах*й. Я закроюсь за вами.
Света дёрнула опешившую Настю за руку.
— Насть, я поняла. У Арины шок, ей нужно побыть одной.
— Слушай, Арин, я всё понимаю, но это не даёт тебе права…
Арина показала в сторону двери.
— Нах*й.
Арина закрыла за подругами дверь и рухнула на диван. Потом подошла к ноутбуку, удалила фотографии, зашла на страницу молодого человека «Вконтакте». Посмотрела на аватар, потом поставила последнюю песню из его аудиозаписей, легла и заревела, обняв подушку.
В ясном небе ярко светило весеннее солнце, с крыш падала капель, на земле вода журчала и собиралась в ручьи. Прозвучал сигнал оповещения, в правом нижнем углу отобразилось сообщение от незнакомого молодого человека: «Привет! Ты красивая, давай познакомимся?»
  • Current Music
    Рем Дигга и the Chemodan–Жэкина дэка

ПККЖС

Люк канализации приоткрылся, внутрь со свистом влетели хлопья снега: на улице бушевала метель. Пацаны, сидящие внизу, встретили оживлённым гомоном Саню, худощавого подростка лет тринадцати, одетого в грязный потрёпанный пуховик:
— Закрывай!
— Давай быстрее, всё тепло выпустишь.
— Да тихо вы.
Саня задвинул руками канализационный люк над собой и спустился по лестнице, держа в руках затвердевший от холода полиэтиленовый пакет.
— Нате. Чо дышите?
Саня бросил буханкой хлеба в трех пацанов, сидевших на корточках на трубах теплотрассы, и держащих у рта целофанновые пакеты.
— Захер девяносто второго принес два литра. Будешь?
— Попозже.
В отдалении лежала на ворохах скомканной одежды девочка, обнимающая спящего пса. Пёс, почувствовав приближение Сани, настороженно дёрнул ушами, приподнял голову над лапами, но увидев, что идёт свой, успокоился и продолжил дремать.
— Лесь...Спишь? Как себя чувствуешь?
— Горло болит.
Девочка разомкнула сухие потрескавшиеся губы, улыбнулась и крепче обняла пса.
— Волчок меня лечит.
— А я это...Лекарство тебе принес. И подарок на Новый год.
Collapse )
  • Current Music
    Рабы Лампы -ПККЖС

Неопознанный светящийся объект 2

За прошедшие две недели наблюдал объект еще несколько раз, результат фиксировал на фото и видео.
Collapse )
update: На 8 секунде видео в небе появляется еще что-то. В этот момент писал пост, вживую не наблюдал. При детальном рассмотрении оказалось, что это блик на стекле окна.
Collapse )
Как видно, если сравнить с фото двухнедельной давности, объект двигается по другой траектории. До сих пор неясно, что за это за объект, но если это не научные опыты ребят из KREOSAN, то можно предположить, что объект является искусственным спутником Земли.
Задача понять, в какое время можно наблюдать искусственный спутник в Питере и на Сахалине. И возможно ли наблюдать его где-то кроме Новосибирска.
Если разобраться:
Спутники двигаются вокруг Земли по круговой или эллиптической орбите. Скорость спутника не может быть ниже 7900 м/с, т.е. 7,9 км/с. Эта скорость называется первой космической скоростью, если скорость спутника будет меньше первой космической, то он упадет на Землю. Если спутник будет двигаться со скоростью больше или равно 11,2 км/с(вторая космическая скорость), то траектория спутника будет параболической, т.е. незамкнутой, иными словами спутник покинет орбиту Земли.
Чтобы преодолеть притяжение Солнца и покинуть Солнечную систему, нужно развить третью космическую скорость, которая равна 16,7 км/, чтобы покинуть галактику нужно развить четвертую космическую скорость(примерно 550 км/с).
Это все изучают на уроках физики в 9 классе, не знаю, почему я этого не помню. Гугля, наткнулся также на задачи по ЕГЭ из школьного курса по физике:
Первый искусственный спутник Земли, запущенный в СССР 4 октября 1957 года двигался на высоте 950 км над поверхностью Земли. Вычислите скорость этого спутника.
Collapse )
Не смогу рассчитать скорость, так как не знаю, на какой высоте двигается объект. Но даже если бы знал высоту, мне нужно рассчитать траекторию движения спутника. Это уже астрономия, для определения нужны пространственные координаты и направление вектора скорости. Кому интересно, здесь рассказывают, как рассчитать траекторию.
Слишком много переменных, написал в мессенджере людям, живущим в других концах страны, но на Сахалине брат племянника укладывает спать, а в Питере или туман, или пьют друзья. Задача не решена, но полезные опыт и знания получены.
Сегодня, кстати, успешно прошел пуск ракетоносителя "Союз-У"
http://www.roscosmos.ru/23265/
А вот интересный блог космонавтов МКС
http://www.roscosmos.ru/154/1/
  • Current Music
    Gorrillaz - 19-2000

Неопознанный светящийся об'ект

Примерно в 20:30 gmt +7 увидел в небе неопознанный об'ект. Наблюдаю уже 3й раз, когда нет облачности. Об'ект определенно создан человеком, двигается. Сначала измерил компасом на айфоне широту, попытался измерять каждые 10 мин. Но большая погрешность, это несерьезно. Ограничился кадрами сделанными с интервалом в полчаса, несмотря на разный ракурс на них невооруженным взглядом видно, что об'ект меняет положение. Так же менялась яркость, с которой светил об'ект, максимальная яркость была в промежутке с 21:00 до 21:40 gmt +7, потом постепенно пошла на убыль.
Полностью зрительный контакт пропал примерно в 21:55 gmt +7, когда об'ект зашёл за крышу многоэтажного дома.
Отправил сообщения в Питер и на Сахалин, для подтверждения факта, жду данных оттуда, так как об'ект наблюдаю не первый раз, возможно удасться увидеть ещё раз, загуглить Collapse )
Update 10.02.2017
Опять наблюдал об'ект вечером. Столкнулся с проблемой наблюдения в других регионах: в Питере и на Сахалине облачность, не видно неба. На Урале небо видно но не виден об'ект.
Столкнулся с такой задачкой: 3 наблюдателя в разных часовых поясах хотят увидеть об'ект на звёздном небе. 1 наблюдатель в gmt +3, второй в gmt +7, третий в gmt +11. Второй наблюдатель видит об'ект в 20:00, в какое время должны посмотреть на небо 1 и 3 наблюдатели, чтобы увидеть об'ект? Ну то есть ясно, что солнце всходит в Питере на 4 часа раньше, чем в Новосибе. Но в случае с неким небесным телом, которое двигается по орбите: оно пролетает над определенной территорией в определенное время. Как рассчитать это время для другого часового пояса? Чтобы знать время, нужно знать скорость и расстояние. Расстояние прямо пропорционально расстоянию между наблюдателями. Скорость никак не измерить. К тому же об'ект может двигаться по траектории, отличающейся от широты, соединяющей трёх наблюдателей.
Также по-прежнему неясно, что это за об'ект. Может это космонавты передают привет родным на Земле?Collapse )
Update 11.02.2017
Кстати американский спутник-шпион дважды пролетел над базой Балтийского флота
https://m.lenta.ru/news/2017/02/11/sputnik/
  • Current Music
    Каста - Людям вряд ли

Свадьба в Миассе


— Сегодня самый важный день в моей жизни, я хочу, чтобы всё было идеально! Бл…Я же задохнусь!
— Не ссы, кукушка, лучшей будешь.
Алла затянула потуже корсет на Ане.
— Господи, девочки, я так переживаю за Аню, даже трусики намокли, хи-хи-хи.
Девочки громко захохотали, не до смеху было только Ане, покрасневшей от туго стянутого корсета.
— Ну и что, Анют? На девичнике договорились не болтать про мужиков, а сейчас самое время. Раскрой нам главный секрет вашей супружеской пары.
— Это какой? Сколько муж Валентины Никифоровны привез денег из Чебаркуля?
— Да весь Миасс знает, что у Валентины куры денег не клюют. Ты лучше скажи, сколько сантиметров у Сани писяндр.
— Фууу, Алла. Так не говорят. «Писяндр»…Анечка сегодня принцесса, да, Анечка? А Саша соответственно принц. У принцев не писяндр, а мужской половой…
--…Хуй! Хи-хи-хи.
— Нет, девочки, я не расскажу – это как-то неприлично…Вооот такой.
— Хи-хи-хи…
— Одно яичко свисает ниже, и создаётся такое ощущение…
--…Девчонки, где туалет?
— Олежа, вообще-то стучаться надо, вдруг мы неодетые.
— Да чо я там не видел.
— Давай брысь отсюда. Брысь-брысь!
— Невоспитанный какой. Это чей?
— Да дяди Гриши сын, полудурок. Студент-химик, а может уже и отчислили. Вобщем такое ощущение…
***
— Да не огорчайся, Санёк, всегда ж развестись можно.
Стас постучал по плечу жениха, тот поднял недоуменный взгляд на друга.
— Ха-ха-ха. Да знаю, что ты Аньку любишь, так подбадриваю. Может вискарика для храбрости?
--Не, я сегодня не бухаю. С пяти утра на ногах: фотосессия, гостей встречать, ЗАГС…Если прибухну, то свалюсь замертво и пиши пропало. Третий день эта свистопляска, голова кругом.
— Ну как хочешь, а я пожалуй бахну.
— Пацаны, где туалет?
— О! Олег. Заходило, светило науки. Виски будешь?
— Да какое виски, ссать охота. Ну давай одну.
— Александр, Олег у нас изучает химические науки в Тюмени, будущий Мендеелев, да, Олег?
— Да меня два года как отчислили.
--…Но талант твой никуда не пропал. Привез что-нибудь?
— В смысле?
— В коромысле. Наркотики есть? У жениха сильный стресс, нужно срочно принимать меры. Только мы можем спасти его, понимаешь, Олег?
— Стасян, да хорош, какие наркотики. Начало через час уже, только обдолбаться не хватало…
— А ты молчи, раб женской красоты, я спрашиваю сугубо из беспокойства о твоем душевном и физическом благополучии. Привёз, Олег?
— …Ну что, соколы?
В комнату вошел дородный краснощёкий мужчина, через слово вытирающий платком пот со лба.
— …Отгуляем свадебку по-Уральски?
— Здрасьте, дядь Лёш.
— И ты тут, жук? Давай дуй к Григорию, искал тебя.
— Да я поссать не могу найти где.
— В том крыле в конце коридора. Давай, дуй. Жених готов? Водку будешь?
— Не, Лёш, я не бухаю.
— Ну рюмаху-то можно от стрессу. Давай-давай, не ёрничай.
Дядя Лёша достал из кожаной барсетки бутылку «Журавлей» и две стопки, налил до краёв.
— Тебе не наливаю, ты самостоятельный. Ну давай. Сам все знаешь, дочу мою не обидишь. Есть к тебе, Саша, доверие. Вот за это и выпьем.
Дядя Лёша выпил залпом, поморщился и занюхал рукавом, Саня немного постоял в раздумьях и поставил налитую стопку на стол.
— Хороший ты мужик, Лёша.
***
Сегодня самый важный день в моей жизни и я хочу, чтобы всё было идеально…Организация свадьбы – это стресс, и самое тяжелое бремя ложится на плечи невесты. Нет, разумеется, Саша замечательный и во всём мне помогает. Мы обдумываем каждый дальнейший шаг нашей совместной жизни, обсуждаем, как лучше поступить, но при этом…Как бы выразиться, он не проявляет инициативы что ли? Но всё равно Саша отличный, и я его очень люблю.
Организация свадьбы – это стресс, нужно продумать все до малюсеньких деталей: кто с кем рядом будет сидеть, не поругается ли Валентина из Чебаркуля с Ольгой Прокофьевной, коммунисткой старой закалки. Какую еду нужно подать гостям, какую выпивку. Потому что Миша, например, приволок с собой бочку самогона и заявил, что не будет травиться этим мерзким магазинным пойлом. Миша сразу нашел соратников среди Сашиной родни из деревень, спрашивается, зачем мы брали столько водки? Столы конечно должны ломиться от угощений, чтобы ни один из наших родственников от Уфы до Кургана не писал потом едкие комментарии в одноклассниках: «На свадьбе Аньки да Саньки всё хорошо было, да в брюхе пустовато: напоили, да домой отпустили».
Я долго выбирала тамаду: спрашивала у знакомых, искала на сайтах…В конце концов этот человек является одним из центральных персонажей на нашем празднике любви. Наконец мой выбор пал на Тонечку, я сразу поняла, что это мой человек. Тонечка очень бойкая, энергичная, ну прямо зажигалочка: такая не даст гостям скучать. А то были мы пару лет назад на свадьбе Емельяновых, так они пригласили диджея с радио. Ну может как диджей он и не плох, в Миассе человек известный и популярный, но тамада из него никудышный. Не было в нём столь необходимого заряда бодрости и энергии, и свадебка у Емельяновых получилась уныленькая.
Но на моей свадьбе такого точно не будет. Мы с Тоней составили программу, она пообещала привезти артистов-негров из Екатеринбурга, поставить хореографический номер. Разумеется это все нужно до тех пор, пока гости не напьются.
Все шло просто замечательно, мы поделили каравай, гости веселились вокруг, несколько раз выходили танцевать…А стихи…Как же здоровско Тонечка читает стихи! Кажется у Ольги Прокофьевны даже слезы на глаза наворачивались. Когда Тоня читала стихи, я отдыхала душой и телом, ведь быть невестой очень тяжело: скулы сводит от постоянной улыбки, корсет мешает дышать, нет аппетита, чрезмерное волнение…И при этом я должна быть красивой. Не просто красивой, а самой красивой. Красивее даже Аллы, которая сейчас нагло пялится на моего Сашу. Ты можешь врать мне сколько угодно, курва, но я знаю, что на первом курсе техникума ты отсасывала у Сашки в туалете. Мы тогда еще даже не встречались, но я вижу, как ты смотришь на него. Эта сука что, облизнулась сейчас?
— Аллочка! Давай выпьем!
— Конечно, милая моя!
Вскакиваю из-за стола и поднимаю бокал с шампанским.
— Аллочка, хочу тебе сказать, что ты моя лучшая подруга.
— Ооой, Ааань…Как мило…За тебя и за Сашу, за ваш крепкий семейный союз.
Надеюсь ты читаешь по моим глазам, что если ты еще раз так нагло облизнешься, я разобью этот бокал об твою размалеванную харю?
— Спасибо, Аллочка. Ты просто прелесть в этом платье, а говорила, что оно тебя полнит…
--…ДЕЛЬ-ФЕЕЕ-НЭЭ!
— Миша…Миша, сядь, люди смотрят.
— Я. ЦАРЬ. ДЕЛЬ-ФЕЕ-НОВ.
— Господи, Миша, что с тобой…
Я села за стол и шепнула Саше:
— Кажется Миша напился. Пора танец молодых.
— Слушай, подожди, мне тут надо…
Я исподтишка подала Тонечке знак, что пора приступать к следующему этапу мероприятия, Сашка подскочил со стула:
— Ань, стой, мне надо…
— Ты куда, Саша, сейчас танец…
***
Свадьба – это серьезный шаг в жизни каждого мужчины. Я не из этих оленей и подкаблучников, которым девушки парят мозг и потом силком тащат к алтарю, чтобы они впахивали на двух работах, пытаясь прокормить тощих детей и вспыльчивую тёщу. Я сделал этот шаг осознанно и по любви. В какой-то момент я понял, что мы не просто встречаемся с Аней. Что несмотря на то, что мы спим, она моя подруга. Слышал тысячу россказней о том, что после свадьбы жизнь мужика заканчивается, что это тяжелый груз: и с пацанами пивка не попить, и вообще будто тебя за яйца повесили. Что жена начинает пилить, истерить, ежедневно высасывать из тебя всю кровь и питаться твоими негативными эмоциями. У меня тоже такое было – прошлая моя девушка оказалась той еще сукой, ежедневно нарушающей психологическое равновесие в ваших взаимоотношениях. Знаете таких девушек, рядом с которыми ничего не хочется потому, что ни на что нет сил? Я даже похудел килограмм на десять от нервного перенапряжения, но к чему это вспоминать? С Аней все не так. Мы друзья, хоть и разного пола, и ссоры у нас тоже дружеские. Никаких истерик, разбитой посуды, колкостей исподтишка и прочей ерунды. Поэтому беспокойства насчет того, как будет протекать моя семейная жизнь, я не испытываю. Да нормально все будет.
— Саня …Саня там такая пачка, ууу…
На перекуре ко мне подбежал Стас, раскрасневшийся и крайне возбужденный. Если честно, мне стало не по себе: я знаю Стасяна с детства, и его пачки не всегда заканчиваются хорошо. До того как перейти в нашу школу, Стасян с родителями жили в Карабаше. Пацаны по малолетке тогда часто звонили в школы и говорили, что заложена бомба. Чтобы отпустили с уроков. А Стасян не стал никому звонить, он принес в школу бомбу и взорвал актовый зал. К счастью обошлось без жертв, но тот случай поставил на уши всю Челябинскую область. Не знаю, где Стасян достал бомбу: говорил, что у цыган, но мне кажется это враки. Самое интересное, что Стасу ничего за это не было, так как никто даже не подумал на него, потому что официальная версия была такова, что теракт был устроен боевиками покойного Басаева. Вот откуда им взяться в Карабаше? Стас долго терпел, но в конце концов рассказал все родителям, и они решили от греха подальше переехать в Миасс. Кроме отцовского ремня Стасян не понес никакого наказания, поэтому внутри него родилась уверенность в том, что ему ничего не будет, что бы он не натворил.
— Стасян, ты чо гонишь, какие пачки?
— Да там…Да ты погоди кароче, все увидишь. Аха-хах. Братан, со свадьбой тебя!
Стас крепко обнял меня.
— Ты же знаешь, что я только для тебя стараюсь.
— Знаю. Это и пугает.
— Да ладно, не в первой. Пакет будет высший!
Стас похлопал меня по плечу.
Для гостей свадьба начинается с ЗАГСа и заканчивается на второй-третий день. Для молодых свадьба начинается гораздо раньше, примерно за три месяца, а дня за три до торжественной церемонии вступает в активную фазу. После того как тамада в очередной раз позвала гостей танцевать, я вдруг ощутил внутри себя острое желание срать. Проанализировав события последних трех дней, я с удивлением для себя отметил, что не опорожнялся уже трое суток. Стресс, огромное количество событий в сжатые сроки пронесшихся стремительным калейдоскопом…Посрать было просто некогда. Не знаю, что послужило катализатором реакции, начавшейся в кишечнике, да это и не важно, кишки вдруг скрутило, в животе раздался глухой рокот.
-…ДЕЛЬ-ФЕЕЕ-НЭЭ!
Я встрепенулся и с удивлением посмотрел на Мишу, вставшего изо стола и размахивающего вилкой, как трезубцем. Зрачки у Миши были с пять рублей, координация движений нарушена.
— Миша…Миша, сядь, люди смотрят.
— Я. ЦАРЬ. ДЕЛЬ-ФЕЕ-НОВ.
— Господи, Миша, что с тобой…
Миша брызгал слюной, размахивал вилкой, как саблей…Анюта придвинулась ко мне ближе:
— Кажется Миша напился. Пора танец молодых.
Мой кишечник возмущенно зарычал: он явно был не согласен с Аней.
— Слушай, подожди, мне тут надо…
Аня что-то показала тамаде, я понял, что нужно прямо сейчас бежать в направлении уборной. Я решительно встал со стула, лицо перекосило от острой боли в кишечнике. Заиграла легкая романтическая мелодия, Аня, увидев мой порыв, встревожено взяла меня за локоть:
— Ты куда, Саша, сейчас танец…
--…Ну что же, дорогие гости…Сейчас мы с вами увидим один из самых романтичных моментов сегодняшнего вечера…
— Ань, останови её…
— Этот момент – пожалуй самый чувственный и трогательный…Так много всего будет в жизни наших молодых, но этот момент…
Аня встала изо стола, я увидел слёзы в уголках её глаз. В животе снова заурчало, от неожиданности я сжал сфинктер. Заиграла музыка: композицией для нашего танца мы выбрали песню Celine Dion «my heart will go on». Да, это та самая мелодия из «Титаника», в наше время заезженная донельзя. Но мы слушали ее еще в школе на дискотеках, поэтому решили отдать дань ушедшей эпохе. Мы вышли в середину зала под аплодисменты гостей, Аня лучезарно улыбалась, у меня на лбу выступила испарина. Всеми силами сдерживая давление внутри кишечника, я неловко выполнял заученные па нашего совместного танца. Изо всех сил сжав ягодицы, я боялся пукнуть, ведь этот пук мог стать последним, что отделяло меня от популярного видео на ютубе с двумя миллионами просмотров: «Жених из Челябинска обосрался на танце молодожёнов».
Еще один пируэт, я прижимаю к себе Аню, она шепчет мне на ухо:
— Саша, я тебя люблю…
Сжав зубы выдавливаю из себя:
--…Я…Тооже…
Наконец Селин Дион дотягивает финальную ноту, и Аня обнимает меня так сильно, что из задницы непроизвольно вылетает легкий шепоток, тут же прерванный волевым сжатием ягодичных мышц. Музыка прекратилась, к нам подошла сияющая от счастья тамада.
--…Ну что же, дорогие родственники, гости и друзья…
Господи, зачем она делает такие паузы между словами? Я почувствовал внутри себя чудовищный протест против создавшейся ситуации.
— Как прекрасна невеста в любви ореоле…
Это стихи? Она что собирается читать стихи?
— И жених ей под стать: молодой, удалой!
Кишечник громко ей ответил, Аня бросила украдкой взгляд на меня и искренне улыбнулась. Я попытался улыбнуться в ответ, но улыбка получилась натянутой.
— Вы сегодня вступаете в новые роли,
И становитесь крепкой, счастливой семьей!
Пусть же искры любви между вами не гаснут,
Много лет вам прожить среди добрых людей!
Прямо сейчас. Я должен идти прямо сейчас. Или станет поздно.
— Пусть вопросы решаются единогласно,
Счастья в доме, любви вам, красивых детей!
Гости зааплодировали, я вырвал микрофон из рук удивленной ведущей и скороговоркой сказал:
-- Дорогие гости, я подготовил свадебный сюрприз для невесты, но на подготовку этого сюрприза мне нужно…десять минут.

Часть 2
— Сань, ты чего?
— Погоди, Стасян…
Понос накатывал волнами. Во время первой волны я думал, что унитаз подо мной расколется, а вместе с ним расколется и моя многострадальная жопа. В соседней кабинке кто-то блевал, но я не обращал на это внимания, целиком захваченный произошедшей со мной ситуацией.
— Стас, что там происходит? Саши нет уже минут пятнадцать, я начинаю беспокоиться…
— Анют, да тут такое дело, вобщем Саня…
Накатила очередная волна, думаю каждый кто услышал бы это, не нуждался в дальнейших разъяснениях.
— Это что он? Господи, я думала что-то серьёзное. На вот, передай ему, пусть поторопится. Надо сворачиваться, Миша взялся за нож.
Аня зашуршала в сумочке и что-то передала Стасу. Да, это моя жена. Из соседний кабинки опять кого-то громко вырвало, судя по звукам мой сосед из-за всех сил старался не вывернуться наизнанку.
Скоро всё закончилось. Я вышел из кабинки, посмотрел на свое изможденное лицо и попытался улыбнуться. Чувствовал я себя абсолютно новым человеком. Вот оно, начало семейной жизни.
— Ско…Скор…Буэээ…
В кабинке продолжал надрываться неизвестный гость.
— Скоро-скоро, мой друг. Скоро тебя отпустит, как и меня, а мир заиграет новыми красками.
Я тщательно вымыл руки, сполоснул лицо, и зашагал к выходу. Неизвестный гость кинул вслед:
— Скоруэээ…
И продолжил блевать.
***
Как выяснилось позже, мы с Аней пропустили множество событий нашей свадьбы. Номер «люкс» в отеле был замечательным. Кондиционер, комфорт и спокойствие, мы растянулись на огромной кровати и просто молчали, глядя в потолок. Аня перевернулась на бок и обняла меня.
— Слушай, я так устала…Может я просто сделаю минет, потому что…Только сходи в душ…
— Я тоже очень устал, Анют. Давай попозже.
— Хорошо.
Полежали еще несколько минут, потом Аня осторожно заметила:
--…А вот интересно, сколько денег положила в конверт Валентина из Чебаркуля?
Да, возможно мы настолько устали, что не хотелось заниматься сексом, но считая деньги почему-то забываешь об усталости. В конце концов мы заработали эти деньги. Мы очень долго были женихом и невестой, и за это должны быть награждены. Зазвучал стандартный рингтон на айфоне, я машинально бросил взгляд на Аню. Аня недавно купила себе седьмой, а я не гонюсь за модой, поэтому довольствуюсь старой «пятёрочкой». Тем не менее, я скачал себе рингтон «айфоши» нового поколения, и каждый раз, когда кто-то звонит, с удовлетворением наблюдаю, как Аня вздрагивает, и на ее лице легко можно прочитать мысль: «Господи, звонит мой Седьмой айфон, сейчас я возьму трубку и буду разговаривать по своему Седьмому айфону». Но на этот раз действительно звонил Анин мобильный, я кивнул в сторону ее сумочки:
— Твой звонит. На моём звук не такой чистый.
Аня показала язык и взяла трубку. После первых двух предложений резко побледнела, растерянно повторив:
— Как умерли? В смысле ножом? Саш…
Аня повернула ко мне голову, я взял телефон, в глубине души подзревая, что очередная «пачка» Стасяна всё таки закончилась плохо.
***
Светлана, молодая ведущая Челябинских «Новостей» сделала глоток воды и бросила взгляд на текст перед собой. Вчитываясь в каждую строчку, она будто не могла поверить в то, что было написано.
— Господи, Женя, это какой-то кошмар.
Светлана бросила взгляд на оператора.
— Я вела выпуск, когда упал метеорит…И когда в той деревне мужику выдали зарплату стеклоочистителем и половина деревни вымерло от отравления….И когда тот маньяк…Но это…Они чем там думали вообще? Ладно, Женя, работаем. Как мои глаза? Навыкате? Ну посмотри, навыкате? Кукушкакукушонкукупилакапюшон. Расс. Расс. Обрадовалрапом, оправдывалтраты, мыкаппаратам, страннотыкак? Расс…В городе Миассе Челябинской области страшной трагедией закончилась свадьба молодых. Двое гостей, решив подшутить, подкинули в праздничный торт неизвестный химический наркотик, произведенный в подпольной лаборатории. В результате семь гостей, получив тяжелое отравление скончались по пути в больницу, еще девять оказались в реанимации, организовав в состоянии наркотического опьянения жестокую драку. Используя ножи и кухонную утварь, гости в ярости бросались друг на друга, не чувствуя боли и причиняя друг другу тяжелые телесные увечия.
Сейчас мы увидим шокирующие кадры снятые на телефон одного из злоумышленников.
— Так это жидкость что ли, Олег? Я думал как трава.
— Да не…Говорю ж, недавно синтезировал…Стас, там формула до конца не изучена, концентрат сильный…
— Ну вот и опробуешь. Ты лей больше, свадьба же…
***
Аня рыдала у меня на плече…
— Тётя Нюра…И Геннадий Петрович…И как мы теперь…Это на весь Миасс…И по областным новостям…
— Ань, да всё хорошо будет…
— Хорошо? Господи, Саша, ты спятил, как хорошо? Я хотела, чтобы всё было идеально…Это наша свадьба, мы столько готовились…А теперь…Твои и мои родные…Как мы будем жить?...
Аня опять громко зарыдала, уткнувшись мне в плечо. Я переждал, когда приступ плача пройдет, потом осторожно заметил:
— Ну жить-то мы может быть будем и неплохо…У дяди Гены участок был – целое поместье. Пять гектаров, коров двадцать голов…
— Саша, о чем ты говоришь? Какие коровы? Весь Миасс на ушах стоит. Все знают, понимаешь, все!!! А Алла сказала…
Аня опять зарыдала. Я снова переждал приступ плача, ласково гладя жену по голове.
— Так мы переедем из Миасса. В Москву.
Аня прекратила всхлипывать, удивленно подняла на меня глаза.
— В Москву?
— Ну да, в Москву. Говорю ж, у дяди Гены гектаров пять земли, коров двадцать голов, конюшня своя, урожай недавно собран…И получается, что я его единственный родственник, понимаешь?
Аня швыркнула носом.
— Да и у Валентины…И я тоже ее единственная родственница…
— Ну вот. Разумеется похороним со всеми почестями. Сколько там наличных мы в конвертах насчитали? Все потратим. Как никак семья. Единственные родственники. Дядя Гена военным был, пригласим пацанов из воинской части, чтобы бахнули залп из ружей…
— А у Валентины пионы на могиле посадим…Валентина любила пионы…
— Ну вот видишь. Это конечно всё ужасно и невообразимо. Я до сих понять не могу, как такое могло…Не грусти, милая.
Аня кивнула и размазала потекшую косметику по лицу. Я подал ей руку:
— Вместе и навсегда?
— Вместе и навсегда.
Аня улыбнулась, поцеловала меня в щеку и крепко обняла, зажмурившись. Заиграл стандартный рингтон на айфоне, я краем зрения глянул на экран старой «пятёрочки»: «Звонит Стас».
  • Current Music
    АК47 - Братц

Птицы


Птицы: Чайки, Журавли, Синицы, Лебеди, Сороки и Сычи кучковались стаями перед ритуальными камнями амфитеатра. Закат пылал в небе, в жерле уснувшего вулкана царило оживление. На господских насестах возбужденно курлыкали Павлины, обсуждая выскочку-простолюдина, чей хвост, говорят, содержит цвета из спектра, недоступного зрению Птиц.
— Если его никто не видит, значит он не существует!
— Говорят, Архонты привели Вещего Филина в то селение, и Филин подтвердил незримые цвета в его перьях.
— Вещий слеп!
— Вещий стар!
— Павлин из деревни: фальшивка. Цвета незримого спектра лишь уловка, чтобы ввести в заблуждение местную знать.
— Если бы не Спор Крови, я бы самолично начистил простолюдину пёрышки.
--…Семена! Семена! Вкусные, лужённые, с глубинки привезённые! В зоб набей, клевать чтоб долго, только клювом не прощёлкай!
— Насыпь с ползоба. Сколько перьев?
— Два пера мне выткни, жлоб, будет полный тебе зоб!
— Не громко ль ты чирикаешь, воробей? Одно павлинье за ползоба.
В центре амфитеатра, на висящих в воздухе исполинских сваях, источающих тусклый зелёный свет, сидят подслеповатые Филины, то и дело перекидывающиеся между собой словами. Для остальных Птицев и Птиц их разговор был непонятен, но было видно, что Филины отлично понимают друг друга.
— Мстящий.
— Вещий!
— Знающий…
— Умирающий?
— Парящий.
— Завершающий.
— Продолжающийся
Я стоял под сводом ветхой хижины возле амфитеатра, натирая до блеска стальные перья, торчащие из плоти. Их у меня было двадцать девять, по числу зим, проведенных в Небесной. Рядом задумчиво молчал Вещий, уставившись слепыми от рождения глазами, затянутыми бельмом.
— Что меня ждёт, мудрый?
— Что ждёт, от того не деться, мой храбрый друг. Орлы и Стервятники давно лелеют вражду в горячих сердцах, лишь Спор Крови может решить вековые обиды. Вы будете сражаться в сквозных планах бытия, ведь Спор Крови решают судьи пришедшие из иных миров.
— Грибы?
— Верно. Могущественная цивилизация, растянувшая свои сети по всем плоскостям мироздания. Их сила в единстве: убей один гриб, и другие грибы узнают о смерти брата. Но сущность грибов не таит в себе хаоса, или зла. Они как безмолвные судьи наблюдают за происходящим на всех планах бытия, и наверняка увидят конец мироздания.
— Что за планы бытия? С чем мне предстоит столкнуться?
— Миры сплетены слоями, наложенными друг на друга. Миры одновременно существуют друг в друге. Грибы помогут проникнуть в сердцевину слоёв. Твой эгрегор и эгрегор Стервятника столкнутся в схватке между мирами. Какими перед вами предстанут миры, будете знать только вы. Все вокруг взаимосвязано.
— Хорошо, мудрый. Я сейчас же прикажу беспёрым принести ритуальные грибы.
Филин встрепенулся.
— Стой, храбрец! Никто не должен прикасаться к ритуальным грибам кроме тебя. Тем более беспёрые. Ты сам должен подойти к чаше и принять их.
— Но мои рабы…
— Не стоит называть их рабами. Седьмого дня мне было видение, ужасающее по своей силе и необратимости. В этом видении крылатые были словно животные, наша раса будто вернулась в развитии в прапредкам. А миром правили беспёрые. Они возводили огромные здания из каменных блоков, строили ужасные машины, управляли стихиями…
— Тебе виделось будущее? Я прикажу уничтожить всех беспёрых по всей Небесной, и докуда хватит орлиного взора…
— Твои крылья омоются кровью, но ты ничего не добьёшься. Кто знает, когда наступит будущее, показанное мне видением. А может это и не будущее вовсе, а прошлое, столь далёкое, что мы позабыли. Иди к ритуальным камням. Помни, ты должен оставаться в воздухе. Как бы ни искажалась реальность вокруг, какие бы козни не строил тебе Стервятник, оставайся в воздухе.
— Я понял тебя, мудрый. Спасибо за напутствие.
Птицы на трибунах заливались обезумевшим от азарта клёкотом. Я прошел к центру амфитеатра. Возле чаши с ритуальными грибами стоял мой противник, воин из клана Стервятников. Подтянутый, с острым изогнутым клювом, сквозь перья тут и там были видны шрамы – следы давних побед.
— Мужественные Птицы, и прекрасные Птицы…
Голос Петуха-глашатая разносился эхом по амфитеатру.
— Вы собрались здесь для того, чтобы узреть и навеки запечатлеть в памяти Спор Крови между Орлами и Стервятниками. Два лучших воина сойдутся в схватке, которую…
Я смотрел на ритуальные грибы. Узор на их шляпке напоминал глаза. Сердце бешено стучало под перьями. Скрывая волнение, я стал перешагивать с лапы на лапу, гремя двадцатью девятью стальными перьями. Петух закончил свою речь и пригласил нас к чаше с ритуальными глазами. Поедая грибы один за другим, меня не покидала мысль: «Это я смотрю на грибы, или они на меня?»
Мир изменился. Спектр восприятия исказился, с ним и цвета вокруг. Я с удивлением для себя обнаружил, что колонны амфитеатра не серые, а зелёно-розовые. Птицы вокруг захлёбывались криками, Петух кивнул мне и Стервятнику и махнул крылом, его сущность отпечатывалась шлейфом в моём сознании.
Я взмахнул крыльями и с удовольствием оказался в своей стихии. Делая широкие взмахи, я поднимался всё выше и выше. На высоте, где воздух стал разреженным, я бросил взгляд вниз. Жерло потухшего вулкана играло зеленоватым багрянцем в свете заката. Снизу что-то стремительно летело ко мне, в последний момент я увидел клюв Стервятника и понял что очутился
***
На первом слое бытия всё так же, как на нулевом, но отсутствуют цвета. Всё вокруг кажется серым, я отметил это про себя, летя к земле и пытаясь поймать потоки восходящего ветра.
— Где ты?
Стервятник молчал. Паря над потухшим жерлом вулкана, я отметил, что Птиц на трибунах амфитеатра не было, но в центре на сваях по-прежнему сидели спящие Филины, сваи ярко пылали зелёным огнём. Откуда-то слева зазвучал боевой клич, я увидел стремительно несущегося на меня Стервятника с трезубцем в руке. Ловко увернувшись, я выткнул из плоти стальное перо и стал пикировать за Стервятником, несущимся вниз. Падая, я воткнул острый окровавленный край пера в ему в грудь, готовясь к столкновению к землёй, зажмурил глаза и оказался
***
На втором слое бытия краски совсем погасли. Я ждал, что окажусь на земле, но время словно отбросило меня назад, я парил в воздухе над жерлом вулкана. Амфитеатра не было, в жерле кипела раскаленная белая лава, Стервятника пропал из поля зрения. Наконец я уловил его силуэт: в доли секунд он распался на множество мелких частиц и собрался
Где-то совсем рядом, слева возник Стервятник и мощным ударом отправил меня в забытие. Я отключился всего на мгновение, очнувшись, тут же взмахнул крыльями и оглянулся. До горизонта простирались горы и вулканы, из жерл которых струился ярко белый цвет лавы. Стервятник играл со мной: возникал то тут, то там, распадаясь на мелкие частицы и собираясь снова где-то за моей спиной. Я постоянно слышал его смех в мыслях: звуков вокруг не было.
Разозлившись, я выткнул ещё одно стальное перо из тела, слова беззвучно вылетали из клюва:
— Ну где ты, подлый?
Стервятник материализовался прямо передо мной, взмахнул трезубцем и я понял. Понял, что мое тело состоит из множества мелких частиц. Эти частицы состоят из множества более мелких частиц. Самые мелкие частицы крутятся по орбите вокруг заряженного ядра. А ядро и частицы вокруг состоят из струн. Струны постоянно колеблются, их колебания рождают меня, и все вокруг меня на всех планах мироздания, во всех измерениях. И тогда я распался на энергетические струны, успев приметить в жерле одного из вулканов маленькое озеро.
***
На третьем плане бытия было темно и громко. Я был на глубине, намокшие крылья тяжело раздвигали водные массы, но дышать не хотелось.
— Орлы. Будут. Питаться. Гнилью.
Голос стервятника возник где-то в глубине сознания. Эта мысль проникала в каждую клеточку мозга, разрушая волю и разум. На предельном напряжении мышц я взмахнул крыльями и двумя мощными толчками оказался на поверхности, хватая клювом тяжёлый воздух. Попытался взлететь, но перья намокли. Снизу пронеслась тень, потом что-то подхватило меня и понесло к берегу. Я с удивлением посмотрел вниз: меня нёс к берегу дельфин. Голос Стервятника прошептал где-то рядом:
— ШШШ…Тебе всё это только кажется.
Я на секунду представил, что мне это только кажется, и чуть не оказался на следующем плане бытия. Тогда я понял ещё кое-что. Вселенная не существует без наблюдателя. Если я поверю в то, что говорит стервятник, то мгновенно окажусь на следующем плане бытия, обезоруженный и лишенный веры в победу. Дельфин резко ушёл вниз, в глубину, от неожиданности я глотнул воды, но дельфин всплыл и снова понёс меня по поверхности. Я выткнул ещё два стальных пера из плоти, ожидая атаки с любой стороны. Осталось двадцать пять перьев. Где ты стервятник?
-…ДЕЛЬ-ФЕЕЕ-НЭЭ!
Чей это голос? Почему он звучит в моей голове? Стервятник атоковал со спины, обхватил крыльями и яростно бил клювом, пытаясь попасть по голове. Дельфин опять ушёл под воду, а когда всплыл, я метнул правым крылом сталь в противника, но промахнулся.
--…ДЕЛЬ-ФЕЕЕ-НЭЭ!
— Миша…Миша, сядь, люди смотрят.
Голоса на незнакомом языке снова зазвучали в голове, слои бытия на мгновение сплелись, время и пространство перестали существовать, окунув меня в чёрную пустоту, где не существовало ничего. Я почти потерялся в этой бесконечной пустоте, но снова с удивлением осознал себя на спине дельфина, пускающего фонтан из дыхала:
— Фырк.
Дальше он не мог плыть: было слишком мелко. Я зашёл на мелководье, кивнул брату на прощание и зашагал к берегу.
— Орлы. Будут. Питаться…
И тут я понял. А почему бы мне материализоваться
***
На четвёртом плане бытия я возник за спиной Стервятника и воткнул пятое стальное перо ему глотку. Он клацал клювом, жадно пытаясь ухватить глоток воздуха, налившиеся кровью глаза удивленно метались, зыркая во все углы Вселенной.
— Я победил тебя. Здесь, сейчас и навсегда. Стервятники будут питаться гнилью. Орлы будут летать в воздухе.
Стервятник хрипел, мышцы судорожно сокращались в агонии. Из раны в шее, проткнутой пятым стальным крылом, толчками вытекала кровь.
— Я. ЦАРЬ. ДЕЛЬ-ФЕЕ-НОВ.
— Господи, Миша, что с тобой…
Голоса окружали меня, пытались перенести на следующий план бытия. Я не знал, что ждёт меня там. Плоть стервятника растворялась в воздухе. Я вспомнил слова Вещего: «Оставайся в воздухе». Изо всех сил взмахнув крыльями, я поднялся в воздух и понял. Понял, что меня нет.
  • Current Music
    ТГК, АК-47 - Птицы

Чертовщина. Ч.1

На все воля Божья, и так уж случилось, что на 31 году жизни шёл я по пыльной дороге в 306 километрах от Рязани, потея в плотной рясе и отмахиваясь от назойливых оводов и слепней. Июльское солнце стояло в зените, но я не спешил раздеваться, опасаясь встретить случайного прохожего. Шёл я не бездумно слоняясь, а к конкретному месту и с конкретной целю. Ежеминутно вытирая платком пот со лба, я напевал старую песню, погружённый в думы:
— У природы нет плохой погоды...Каждая погода...
***
— Благодать, отец Арсений!
— Благодать, Ваше Преосвещенство!
— Известно ль вам, зачем я пригласил вас? Присаживайтесь.
Я сел на стул возле епископа Павла и кротко кивнул, дотронувшись рукой до креста на шее.
— Вам предстоит помочь в возведении храма на территории деревни Тимошкино, что в Шиловском районе Рязанской области.
— С Божьей помощью.
— Миссия ответственная, трудная. Требует времени и максимальной вовлечённости в процесс. И конечно непреклонной веры в Господа нашего.
— Помоги Господи. Мне уже рассказали о различных аспектах моей миссии, и о том, что заканчивается она на освещении храма. Я человек привычный к городу: родили в Сибири, крестили в Москве. Ваше Преосвещенство, дерзну покаятся, что несмотря на веру в Господа нашего, меня терзают сомнения, гожусь ли я для этой миссии.
— Чаще исповедуйтесь и причащайтесь. Я сам с Келкишей приехал, а теперь в столице, как у Христа за пазухой. Воспринимайте это как персональный крестовый поход, как испытание веры.
— Благославите, ваше Преосвещенство.
***
По обеим сторонам дороги раскинулось бескрайнее поле, упирающееся в горизонт. Махнув рукой на приличия, я всё таки решил снять рясу, и пока стягивал её с себя отчетливо услышал:
— Арсений.
Торопливо натянув одеяние обратно я оглянулся, но сзади никого не было. Ошарашенно мотая головой по сторонам, я перекрестился.
— Что за чертовщина...Кто здесь?
Перекрестившись еще раз, я сошел с дороги, раздвинув руками траву, ожидая, что в ней кто-то спрятался. Не покидало тревожное ощущение того, что за мной наблюдают. Но в зарослях полыни никого не было, я вздрогнул когда кто-то снова повторил мое имя, кажется совсем рядом.
— Арсений.
Обернувшись, я снова никого не увидел, только слепни гудели в ясном небе. Побелев от страха, я выскочил на дорогу и перекрестился в третий раз, затаившись и прислушавшись. Ощущение того, что кто-то следит за мной исчезло, но струхнув не на шутку, я побежал по дороге, забыв о жаре. Нырнув в пролесок, упал на сырой мох и схватился за живот, пытаясь отдышаться.
— Мужик, ты черта увидал что ли?
Я поднял глаза на белобрысого взърошенного пацана лет тринадцати, который с улыбкой стоял надо мной.
— Услыхал. Показалось наверное. Духота такая.
— Когда кажется креститься надо. Что услыхал-то?
— Услыхал, как кто-то по имени меня назвал два раза.
— В поле, возле дороги?
Я удивленно посмотрел на пацана, беззаботно доставшего из кармана щавель и поедающего лист за листом.
— В поле, да.
— Так эт полевик. Или бесы. Кто их разберёт. Голосов много было?
— Нет, один.
— Значит полевик. С дороги сошёл?
— Сошёл...Потом перекрестился и вернулся.
Пацан одобряюще покивал.
— Эт ты правильно, что перекрестился. Мог бы там остаться.
— Где, там?
Пацан пожал плечами.
— Кто его знает где. В поле. Городской что ли?
Я отряхнул рясу, встал с травы и протянул мальчишке руку.
— Из столицы. Отец Арсений.
— Саня. Грибы любишь собирать?
— Грибы?
— Ну да, грибы. Вы в столице грибов не видели?
— Видели. Я просто немного...Из-за того, что произошло...
Саня махнул рукой.
— Да ты внимания не обращай, отец Арсений. У нас тут всякое бывает. Лешие, белки, бесы, кого только не увидешь. Я в столице не был, только в Рязани. Отец недавно оттуда приставку привез, только я её сломал. Пошел вот...
Саня достал из кармана перочинный нож.
--...Грибы посмотреть. Сейчас жарко, а недавно дожди были. В августе говорят тоже будут, я тут все места знаю, но вдруг какое новое найду. Ты в Шилово, или в Тимошкино?
— В Тимошкино.
— Ну айда провожу.
***
Поселился я у благочествивой и чрезвычайно богобоязненной женщины Анны Алексеевны. Мне выделили отдельную комнату в деревянной избе, икон в ней было не меньше, чем в Успенском соборе, атмосфера в доме была благая и лёгкая. Достамши из походной сумки Псалтырь, я склонил голову в молитве, гоня прочь мысли о недавнем случае в поле.
--...Батюшка, не угодно ль вам испить молока с дороги?
В дверном проёме появилась молоденькая дочка Анны Алексеевны, держащая в руке крынку молока.
— Благодарю.
— У нас корова своя, гуси, курей двадцать штук. Из города продукты тоже возим, но в основном решаем свои проблемы самостоятельно. Так что пейте на здоровье, батюшка.
— Можно просто Арсений. Мы ведь не в храме. Хочу вас спросить, приключилось тут со мной странное происшествие...
--...Саня сказал, что вы полевого видели...
— Слышал.
— ...Слышали. У нас тут еще не то бывало. Вы приходите вечером на ужин, матушка вам почище истории расскажет. Она очень интересно рассказывает, закачаетесь! Ну то есть...
Девушка смущенно посмотрела на иконы.
--...Будете весьма удивлены. Приходите. А мне пора.
Девушка прыснула в кулачок и выскочила за дверь, я с улыбкой проводил ее взглядом.
Церковь предполагалось возвести недалеко от колодца, почти в самом конце главной улицы. Рабочие приехали из административного центра на технике и рыли фундамент, я присел на завалинку в теньке, положив рядом с собой библию и наблюдая за бульдозерами, роющими сухую землю.
— Что, загораете?
Рядом присел мужчина преклонных лет, седой, в старенькой гимнастерке. Я вежливо подвинулся.
— Жара тут у вас невыносимая. Из тени в тень передвигаюсь.
— Вы я смотрю человек новый в этих краях. Работать у нас будете?
Мужчина кивнул на место, где запланировали возвести храм.
— Нет, я только на закладку фундамента и освящение.
— Ясно. Меня Григорий зовут. Откуда вы приехали?
— Арсений, из Москвы.
— А что ты, Арсений из Москвы, на рыбалку-то ходишь?
— Да где ж мне. Всё службы, да молитвы. В детстве ходил, а сейчас...В Москве-реке не шибко рыбу половишь.
— В Москве я был. На присяге у внука. Я в военные годы партизаном был, одна пуля здесь застряла...
Григорий закатал рукав и показал запястье.
— Прямо между вен, видишь. А другая в виске. Ну ничего, зато наград много, видел бы ты, как внук гордился, когда его дед, при полном параде...
Григорий весело рассмеялся.
— Приходи завтра на Свинячью горку к шести, удочку я тебе дам. Отдохнёшь хоть по-человечески.
— На Свинячью горку? А почему ее так назвали?
Григорий встал с бревна и развел руками.
— Там свиньям головы рубили, оттого и назвали. Сейчас уже не рубят. Иной раз мимо проходишь и хрюканье слышишь, оглянешься, а свиньи-то и нету. Только тень по земле бежит. И хрюкает стало быть. Ну это всё...
Григорий махнул рукой.
— Чертовщина, одно слово. Приходи с утра, не опаздывай.
Григорий развернулся и неторопливо пошёл прочь, оставив меня пребывать в задумчивом оцепенении.
— Сигаретки не будет?
Смуглый кавказец выпрыгнул из кабины бульдозера и направился в мою сторону. Я ошарашенно посмотрел на него, достал крест из-под рясы:
— Так мне нельзя.
— А.
Кавказец улыбнулся.
— Запрещают?
— Это вредно для здоровья. Не очень-то и хотелось.
Рабочий сплюнул под ноги и рассмеялся.
— Кто не курит и не пьёт, тот здоровеньким помрёт, так говорят?
— Конечно помрёт. А после смерти куда отправится?
— К Аллаху.
— Кого охотнее примет Аллах: прокуренного и пьяного, или трезвого и благопристойного?
Я улыбнулся, рабочий задумчиво почесал голову.
***
— Иди, давай уже...
Шепчет мне на ухо. Такая спелая и невероятно невероятная.
— Что...Всё?
В первый раз всё получилось как-то слишком быстро. Что нужно говорить в таких ситуациях?
— Понимаешь, мой духовный сан...
— Ты же не одноразовый?
Вздыхаю с облегчением.
— Нет...Нет, чёрт побери. Ты оставайся, я подышу воздухом и приду.
Целую в ухо и выхожу на улицу. Ночи в Рязани очень тёмные. Пожалуй самые тёмные в России. На небе ни зги, тусклый фонарь освещает деревянное крыльцо сарая и кусты крыжовника. Зачерпываю из бочки ковш с водой и поливаю на чресла. Воздух чистый и свежий, вокруг лучится благодать.
Вдруг возле дальней грядки слышу осторожный шорох во тьме.
— Кто здесь?
Шорох на мгновение затих, затем возобновился снова. Вспомнив происшествие в поле топнул ногой по крыльцу:
— Выходи!
Что-то невидимое зашуршало кустами и скрылось за забором. Сердце в груди учащенно забилось, я прислушался: тишина. Только вдалеке молодежь что-то пьяно кричала возле клуба, да сверчки стрекотали в траве.
— Что-то в траве шуршало...У вас что здесь вообще происходит? Сашка говорит...
— ...Да это заяц поди. Испугался что ли?
Рука невольно потянулась к чреслам, но вовремя одёрнул себя.
— Да ничего я не испугался. Чертовщина у вас творится какая-то.
— Да заяц это. Только зайцы разные бывают.
— ...?
— Полгода назад у деда Димы повадились зайцы капусту на грядке есть. Решил он их подкараулить. Выжидал ночью на крыльце с ружьем, чтобы поймать злоумышленников. Услыхал шорох в траве, и как даст дробью с плеча. Заяц в кусты, дед за ним...
— Ну.
— Перемахнул через забор, по соседнему огороду бежит, на земле маленькие капли крови. Видит вдалеке серый комок, присел на колено, прицелился: бах! Тишина. Подходит к зайцу, а тот голову поднимает и говорит: "Ха-ха-ха. Убил."
--...Заяц?
Потянулась в кровати и зевнула.
— Ты невнимательно слушаешь?
— А что было потом? Заяц заговорил по-человечески...По-людски. Что потом?
— Да ничего. Пришёл домой, бабка спрашивает: "Что с тобой?", тот рассказал ей всё, сел на лавку, да и помер от разрыва сердца.
Я громко сглотнул и задумчиво посмотрел вниз.
— Невеселая история.
— Слушай.
Еще раз потянулась, слегка изогнув спину.
— Тебе интересны истории про зайцев?
***
— Червя-то наживуливал хоть раз на крючок?
Непонимающе смотрю на Григория.
— Наживуливал?
— Ты чего жопой его на крючок насаживаешь: вот же голова у него. Берешь вот так, смотри. Раз. И не денется он никуда. Только чтоб крючка не было видно. Понимаешь?
— Понимаю.
— Чо квёлый-то такой?
— Да не выспался.
— "Не выспался". В сорок третьем мы в плен к фрицам попали...
Григорий серьёзно посмотрел на меня. На мелководье возле берега колыхались в воде заросли водянного ореха, раннее солнце слепило глаза: кажется в это время спали даже насекомые.
--...Там с людей кожу живьём сдирали, я видел. Вот там мы не высыпались.
— Я просто...
— Тяни! Подсекай, малый, клюёт!
Я ошарашенно посмотрел на бамбуковое удилище, потом резко повел удочку вбок: из искрящейся воды на воздух вылетела маленькая рыбка.
— Хорошо! Краснопёрка! Грамм семьдесят будет!
Григорий громко рассмеялся.
— Наживуливай червя, я пока мормышку на щуку закину. Тут говорят щука ходит. Проверить надо. Видишь тот обрыв?
— Вижу.
— Раз пошёл я на рыбалку, вот на этом самом месте стоял, где ты сейчас. Вижу тройка с молодежью едет. Кони фыркают, молодёжь орёт: весело. И едут прямо на обрыв. Я кричу: "Стойте, окаянные! Там обрыв, куда гоните?", а они на полном скаку, да сверху...А тут метров двенадцать и камни снизу. Мальчишки из окрестных деревень с этого обрыва прыгают: на пацана проверяют. Возле берега камни, а чуть дальше омут, так надо точно в омут угодить, иначе расшибёшься насмерть. А эти на лошадях...
— Убились?
— Ты не перебивай. Кричу значит им, а они будто и не слышат вовсе. Веселятся, орут, и с обрыва кааак...Я глаза зажмурил, стою, а всплеска не слышно. Открыл глаза, кругов на воде нет. И тишина. Что вот это такое?
Стало не по себе, да так, что передёрнуло. Я с тревогой посмотрел на обрыв, Григорий покачал головой.
— Что-то есть...Какая-то тонкая незримая материя. И словами не объяснить, да только те, кто померли, может и не померли вовсе. Ты родных терял?
— Терял. Дедушка с бабушкой умерли, земля им пухом.
— Ты их не забывай, они за спиной твоей стоят, и помогают всегда. Только ты этого не видишь. Весь твой род за тебя. Закидывай удочку.
Посмотрел в глаза Григорию: взгляд у него был очень добрый.
  • Current Music
    Триагрутрика, AK-47 – Кэлхеры

Чертовщина. Ч.2

Сидим втроем за столом, Анна разрезает арбуз огромным ножом:
— Старому поменьше, младшему поболе.
Отдает дочери самый большой кусок. В полумраке комнаты старинные ходики мерно отсчитывают время: "Тик. Ток. Тик. Ток." Я откусываю сочный арбуз:
— А что Вы, Анна Алексеевна, говорят историй много знаете занятных?
— Говорят...
Отмахивается рукой.
— Ну скажем про Огненную Бабу слышал?
Тик. Ток. Тик. Ток.
— Не слышал.
— Плотник Илья из Желудево пошел раз из клуба домой. Клуб тогда только в Тимошкино был, ходили за три версты к нам девок ухаживать. Идет во хмеле, душа нараспашку, и тут сверху Огненная Баба на него летит.
— Что за Огненная Баба?
Дочь хихикнула, Анна Алексеевна шикнула на меня:
— Ты слушать будешь, или вопросы задавать?
— Слушать...
— Летит на него Огненная Баба, да как давай охаживать. Жаром пылает, Илья брови опалил. А страшно ведь: один на дороге, вокруг никого, пьяный. И тут такое злоключеньице. Испугался, сел на землю, да и обосрался...
Дочь опять хихикнула, еле сдерживая смех.
— А Баба-то Огненная не успокаивается, летает вокруг, жаром пышет: "Ууух! Ууух!"
Анна Алексеевна показала руками, как летала Огненная Баба.
— Ну Илья не растерялся, зачерпнул говна из штанов, да как запустит в нее...
Тик. Ток. Тик. Ток.
— Зашипела Баба Огненная и потухла, одни головёшки наземь осыпались.
— Я уже слышала эту историю. Пойду спать, матушка.
Дочь встала со стула, поцеловала Анну Алексеевну и вышла из комнаты, я проводил ее взглядом.
— А Илья что?
— А что Илья? Лопухом подтёрся, да дальше пошел. До Желудево две дороги: можно крюка дать, а можно напрямик через кладбище. "Ну"— думает Илья: "После такой истории со мной точно ничего не случится", и пошел через кладбище. Темнота вокруг: сам видел, в Рязани ночи тёмные...
Я покивал головой.
— А Илья пьяный был, да и в могилу свалился свежевырытую. Карабкается, вылезти наружу пытается. Могила глубокая, а Илья пьяный: не вылезти никак. Сел, перекрестился, вдруг слышит рядом: "Беее". Не видать ни черта, руками вслепую рыщет: борода, рога. "Вот и конец мне пришел." — думает Илья: "Диавол по мою душу".
Я напрягся, вспомнив недавнее происшествие в поле, хотел что-то спросить, но посмотрев в строгие глаза Анны Алексеевны не стал. Анна, увидев мою реакцию, улыбнулась.
— Ну что поделать, конец и конец: свернулся Илья калачиком в могиле и уснул.
— С Диаволом?
— Да только не Диавол это был вовсе: проснулся Илья утром, а рядом козёл спит, видать так же в потемках в могилу упал. Улыбнулся Илья, бошка с бодуна трещит, вдруг слышит сверху лошадь подкованными копытами цокает: "Цок, цок, цок".
Тик. Ток. Тик. Ток.
— Кучер молодой из Желудево по каким-то своим делам собрался спозоранку. Встал Илья козлу не хребет, высунулся из могилы: опухший, взьерошенный, с опаленными бровями и веками...Да весело так спрашивает у кучера: "Что?" — Говорит. — "Едешь?". И козёл из могилы ему вторит: "Беее".
Я рассмеялся, Анна Алексеевна улыбнулась в ответ.
— Такая история...И смех и грех.
— А дальше-то что? Что кучер, что Илья?
— Да что с Ильёй, выбрался из могилы, да до дому побрёл. А кучера он зря напугал: парень молодой...Гнал до дому как оголтелый, приехал, сел на лавку, да и помер.
Я сглотнул.
— От разрыва сердца?
— Хватил Кондратий, хоть и молодой был. Ну ничего не поделать.
Анна Алексеевна развела руками.
— В ваших краях все истории заканчиваются плохо?
— Ты ешь-ешь. Нет, не все. Слушай вот, года полтора назад случилось. Жила тогда на соседней улице цыганка. Свой огород, кури, вроде мужика найди, да поживай себе спокойненько. Так нет, приколдовывать повадилась. Гнилым язычком как помелом метёт, да всё соседей сглазить норовит. В том дворе свиньи от чумки попередохнут, в том корова бесплодной окажется, в том тля всю ягоду пожрёт. А она вроде и не при делах вовсе. Зыркает блядскими глазками, да с соседями вместе охает: "Ой, да что вы говорите? Ой, как мне вас жаль. Боже упаси, и нарочно не придумаешь". А тут нашла себе ведьма новое развлечение. Оборачивается колесом, да молодежь пьяную шугает.
— Постойте-постойте, Анна Алексеевна. Как это оборачивается? Каким-таким колесом?
— А вот так: была баба, а стала колесо. Магия тёмная. И катается это колесо по ночам за парнями и девьками, преследует значит. А тот раз шёл солдатик с клуба во хмеле. Колесо за ним. Тот чует: следит за ним кто-то, обернётся: колесо на земле лежит. Пройдет еще метров двести, обернётся, опять то же колесо на месте лежит, да на том же расстоянии, что и прежде. Не вытерпел солдатик, взял дрын, подошёл к колесу, да как воткнёт в отверстие в ступице...И колесо синим пламенем схватило сразу.
Анна Алексеевна потянулась и хрустнула костяшками пальцев.
— Вот такая история.
— А дальше? Дальше-то что?
— "Дальше-дальше".
Анна Алексеевна улыбнулась и показала мне язык.
— Ничего дальше. Пропала цыганка. День нет, два нет. На третий соседки опомнились, наведались к ней: можа заболела, иль чего. Та на печке лежит не встаёт. "Помру скоро" — говорит: "Хоронить меня не вздумайте. Сожгите, да прах пустите по ветру, а перед тем скажите слова:...". И заговор им пересказала сильный, но тёмный. А самое-то интересное знаешь что?
— Что?
— Лежит она на печи, а из задницы у ей дрын метровый торчит. Ха-Ха-Ха.
Я серьезно посмотрел на Анну.
— Вы же говорили, что хорошо история заканчивается?
— Так наказали ведьму-то. Неча воду баламутить, да на добрый люд наговаривать. К таким на Руси почёта нет.
— И что, похоронили цыганку? Сказали заговор?
— Да кому она нахрен сдалась...Кол вытащили, труп в овраг, да и забыли. Ты это...Уезжаешь завтра чтоль?
— Да. — Покивал. — На рассвете. На поезд надо успеть.
— А дочу мою зачем испортил? Я ведь знаю про ваши шашни в сарае.
— Так я... — Покраснел. — Я ведь, Боже упаси! Со всей серьёзностью, и по любви исключительно...
— Ты мне зубы не заговаривай, исключительный. Замуж не возьмёшь, прокляну. Я слово одно знаю. Мне его моя бабка сказала, а моей бабке её бабка. Слово это посильней других будет...
— Так я ведь вернусь, Анна Алексеевна. Мне отчитаться, а потом вернусь сразу.
— Ты возвращайся и забирай её. Заходилась она в девках, а в деревне...Ну то есть уже в селе, делать ей неча. Мужики здесь хорошие, но не ейного размаху. Да и рожать пора, годков-то сколь...В город ее заберёшь. А не заберёшь...
Анна Алексеевна погрозила кулаком.
— От слова этого знаешь, что с тобой будет?
--...Заберу. Вот те крест, заберу.
— Деньги-то есть? Как у вас там в столице с деньгами для духовенства?
— Я...
Достал из кармана пачку двухтысячных купюр с изображением Оперного Театра Новосибирска, которую заблаговременно отложил хозяйке за ночлег.
--...Нормально в столице с деньгами. Живы будем: не помрём.
— Ну и славно. Тогда дуй спать, касатик. Только утром когда со Свинячьей Горки спускаться будешь: ты налево не смотри. Там утопленник, голова как поплавок качается. Уже и поп с Шилово приходил-крестил, и водолазы тело искали, а ему хоть бы хны. Людей пугает. Не смотри вобщем.
— Понял. — Привстал со стула и поклонился. — Не буду.
***
Небо с утра было затянуто тучами. Я собрал походную сумку, Анна Алексеевна, обыкновенно встающая на заре, напоила бодрящим кофе и приказала не будить дочь. Поклонившись на прощание, я побрел по безлюдной сельской дороге. Проходя по Свинячьей горке, помня наказ Анны, смотрел только перед собой. На небе вспыхнуло, потом громыхнуло, я встал возле перекрёстка.
— Как же Сашка меня сюда привел? И распутья этого не помню...
На небе снова громыхнуло, пошёл мелкий дождь. Задумавшись, я услышал, как сзади кто-то нагло хрюкнул несколько раз. Не раздумывая и не обора
чиваясь пошел прямо: там дорога лучше.
  • Current Music
    Триагрутрика, AK-47 – Кэлхеры